Салат «Берта»

Рецепт: Салат «Берта» — «со шпротами»

На каждый семейный праздник я стараюсь готовить новые салаты. Так как в августе у нас очень много праздников, то новых блюд у нас было достаточно. На просторах интернета я нашла достаточно интересный для себя рецепт салата «Берта», в состав которого входят шпроты (шпроты я уже не использовала в приготовлении еды более 5 лет) и консервированный горошек — это сочетание продуктов меня очень заинтересовало.
Для салата нам понадобится:

Для начала отвариваем куриные яйца (4 шт.). Репчатый лук (0,5 шт.) нарезаем тонкими полукольцами.

На дно салатника выкладываем слой нарезанного лука.

Поверх лука небольшой слой майонеза.

Далее выкладываем слой шпрот (100 г.) (целиком, не режем), одну рыбинку оставляем для украшения салата, чтоб у гостей не возникло вопроса «с чем салат»)))).

Шпроты засыпаем зеленым консервированным горошком (100 г.) и смазываем майонезом.

Яйца (4 шт.) делим на белки и желтки. Белки натираем на крупной терке и выкладываем поверх горошка и смазываем немножко их майонезом.

На мелкой терке натираем сыр «Гауда» (100 г.) и выкладываем его поверх белков смазанных майонезом, смазываем майонезом.

Самый последний слой — это тертые на мелкой терке желтки, желтками засыпаем весь салат.

Украшаем шпротинкой и зеленью.

На первый взгляд может показаться, что салат получается очень загруженный ингредиентами и очень жирным, но на самом деле салат очень вкусный и в меру сытный.

Домашняя кулинария

Рецепты Инны Жугастровой

Салат Берты Марковны из вареной свеклы, обжаренного лука и орехов

Этот салатик записан в прабабушкиной тетрадке как Свекольный салат Берты Марковны. Когда-то моя прабабушка жила рядом с набережной Дона около Ростовского Старого Базара в коммунальной квартире на шесть семей. Огромная кухня, длинные плохо освещенные паркетные коридоры, роскошная деревянная веранда… По железной лестнице можно было спуститься во дворик-лабиринт, таких двориков все меньше остается в Ростове-на-Дону. На веранде, забыв о бытовых раздорах, сообща отмечали все советские праздники и важные события жизни соседей. Сдвигали столы и каждый приносил кто чем богат. А мы, детвора, как только можно было улизнуть, играли в прятки в бесконечных темных коридорах и закоулочках дворика. У прабабушки были две близкие подружки — Евдокия Васильевна и Берта Марковна. Я с теплом вспоминаю обеих старушек — интеллигентнейшую Евдокию Васильевну, потерявшую во время бомбежки руку, и громкую яркую Берту Марковну, которая всегда приветствовала меня словами — нет, вы только посмотрите на эту девочку, она же опять худая! Если учесть, что мою прабабушку звали Эстер Симоновна, и она говорила по русски с очень сильным акцентом, то представляете это колоритное трио?

Состав:

  • Свекла — 1 штука среднего размера
  • Лук репчатый — 1 штука
  • Чеснок — 2-3 зубчика
  • Орехи грецкие — 50 грамм
  • Сахар — 1 чайная ложка
  • Масло растительное без запаха — 2 столовые ложки
  • Соль, перец черный молотый — по вкусу

Как приготовить простой вкусный веганский свекольный салат из вареной свеклы, жареного лука и грецких орехов

Для приготовления свекольного салата подготовить продукты. Продукты в салате из вареной свеклы Берты Марковны самые простые и недорогие, особенно, если учесть, что орех рос во дворике. Красную (винегретную) свеклу помыть, отварить или запечь до готовности. Я часто ленюсь и использую купленную на рынке готовую вареную свеклу. Лук нарезать полукольцами, чеснок мелко покрошить.

Лук нарезать полукольцами, чеснок покрошить

Вареную или запеченную свеклу очистить и натереть на крупной терке.

Очистить и натереть свеклу

Лук обжарить до золотистого цвета на подсолнечном масле. Я люблю добавить чайную ложку сахара, чтобы лук слегка карамелизировался.

Обжарить лук до золотистого цвета

Смешать тертую свеклу с обжаренным луком и мелко нарезанным чесноком, остаток масла вылить в овощи.

Смешать свеклу с обжаренным луком и чесноком

Нарезать или измельчить скалкой грецкие орехи.

Измельчить грецкие орехи

Добавить орехи в свекольный салат.

Постный свекольный салат

Перемешать, накрыть и оставить на 15 минут. Веганский салат из вареной свеклы, жареного лука, орехов и чеснока готов. Свекольный салатик, кусочек сыра, свежие овощи, домашний хлеб — вот и прекрасный завтрак.

Салат из вареной свеклы с жареным луком и орехами

Я готовила свекольный салат на ужин и мне хотелось подать его красиво, порционно. Очень хорошо смотрятся салаты, оформленные с помощью кольца. Такое кольцо легко сделать из небольшой пластиковой бутылки. Вырезать кольцо нужного диаметра и высоты и разрезать его вертикально, получится полоса пищевого пластика. Установить кольцо на тарелке, плотно выложить внутрь порцию свекольного салата с орехами, луком и чесноком.

Выложить свекольный салат внутрь кольца

Развернуть и аккуратно снять кольцо, все действие займет несколько минут. Украсить орехами.

Веганский свекольный салат

Свекольный салат простой, из доступных продуктов, но тем не менее очень вкусный и полезный. Салат из вареной свеклы, жареного лука, орехов и чеснока годится как для обычного семейного застолья, так и для праздничного стола. Снова вспомнила детство, пока его готовила.

Свекольный салат

Рецепт: Салаты с зеленым горошком

Поделится c друзьями:

Консервировать зеленый горошек начали лишь во второй половине 19 века. В советское время выпуск консервов с горошком почти обогнал классические консервы – шпроты и тушёнку. И сегодня этот продукт не потерял своей актуальности. Ведь его можно положить практически в любой салат, сделать гарнир или добавить в суп.

Диетологи предлагают своим пациентам включить в свой рацион горошек, так как он отлично сочетается с овощами, рыбой, мясом и содержит множество полезных веществ. Среди них витамины А, группы В, С и Е, более 20 минералов: калий, фосфор, магний, железо и другие. В нем очень много белков 23% и углеводов 53%, в изобилие содержится крахмал и различные сахара. Таким образом, зеленый горошек можно считать весьма питательным и легко усвояемым продуктом, калорийность которого составляет 300 ккал. Консервантов для изготовления консервов из горошка действительно не надо, так что горошек не содержит вредных веществ, несмотря на двусмысленное название. С ним можно приготовить витаминные салаты .

Открыв банку консервированного горошка, можно подать его в качестве гарнира или даже как своеобразное блюдо, например, разогреть его и полить маслом, сметаной. Но все же основное назначение горошка — это быть составной частью салатов.
Вот несколько несложных, интересных и необыкновенно вкусных рецептов салатов с горошком , важной частью которых является зеленый консервированный или свежий горошек.

Рецепт 1. Салат из свежего зеленого горошка с абрикосом

  • свежий горошек 200 г
  • абрикосы – 150 г
  • измельченный миндаль – 2 столовой ложки

Свежие абрикосы помыть и вынуть косточку, ошпарить кипящей водой в течение минуты. Затем протереть их через сито, можно добавить сахарный песок по вкусу.

Добавить в получившееся абрикосовое пюре горошек. Перемешать и поставить на час в холодильник. Перед употреблением посыпать миндалем.

Рецепт 2. Постный салат из консервированного горошка с белыми грибами

  • консервированный горошек – 200 г
  • маринованные белые грибы – 200 г
  • красный сладкий перец – 50 г
  • масло растительное – 50 мл

Горошек смешать с нарезанными на мелкие кусочки белыми грибами (если нет белых, то подойдут шампиньоны ). Добавить красный перец и заправить растительным маслом.

С консервированным зеленым горошком смешать нарезанные кубиками грибы и сладкий перец. Заправить постный салат растительным маслом.

Рецепт 3. Весенний салат из свежего горошка с редисом

  • свежий горошек – 200 г
  • редиса – 150 г
  • репчатый лука – 50 г
  • укропа или петрушки – 25 г
  • лимонный сок – 1 столовая ложка
  • растительное масло – 30 мл

Нарезать редис на кубики и соединить его с горошком и кольцами репчатого лука. Посыпать мелко нарезанным укропом или петрушкой. Добавить соль по вкусу, заправить маслом и лимонным соком. Тщательно перемешать.

Рецепт 4. Салат из консервированного зеленого горошка со свеклой

  • горошек – 200 г
  • маринованная свекла -200 г
  • лук репчатый – 100 г
  • морковь – 100 г
  • растительное масло – 75 мл
  • укроп – 25 г

Отварную морковь нарезать кубиками. Аналогично сделать со свеклой. Нарезать лук. Продукты смешать, добавив горошка и заправив растительным маслом. Сверху посыпать укропом.

Рецепт 5. Салат «Берта»

  • шпроты в масле – 2 банки
  • крутые яйца – 6 штук
  • репчатый лук – 2 штуки
  • консервированный горошек – 1 банка
  • майонез
  • сыр – 300 г

На крупной терке надо протереть сыр , по отдельности белки и желтки яйца. Лук должен быть мелко нарезан и обжарен.

Далее слоями укладывается на блюдо продукты в следующем порядке: репчатый лук, шпроты, зеленый горох, белки, сыр, яичные желтки. Между слоями – прослойка майонеза.
[sc:YandexDirect8 ]

Рецепт 6. Салат из свежего зеленого горошка с черной и красной смородиной

  • горошек – 200 г
  • ягоды красной и черной смородины по 100 г каждой
  • сахарная пудра – 1 столовая ложка

Для этого блюда хорошо подходит горошек прямо с грядки. Его нужно перемешать со смородиной. Затем выложить в салатницу и посыпать сахарной пудрой.

Рецепт 7. Салат со свежим зеленым горошком и овощами

  • консервированный горох – 200 г
  • огурцы – 100 г
  • помидоры – 100 г
  • грецкие орехи – 10 штук
  • чеснок – 2 зубчика
  • растительное масло – 50 мл
  • лимонный сок – 1 столовая ложка
  • соль
  • укроп – 25 г

Огурцы с помидорами нарезать маленькими кубиками. Добавить к ним горошка, посолить и перемешать. Ядра грецких орехов потолочь, а чеснок натереть на мелкой терке.

Заправить растительным маслом и лимонным соком. Хорошенько перемешать. Украсить колечками зеленого лука и посыпать укропом.

Рецепт 8. Салат из зеленого горошка с яблоками и луком

  • свежий горошек – 200 г
  • яблоки – 200 г
  • лук репчатый – 100 г
  • растительное масло – 50 мл
  • соль и сахар по вкусу

Зеленый горошек отварить в воде (немного подсоленной), не закрывая крышкой – иначе пропадет цвет. Лук и яблоки почистить и нарезать кубиками. Все перемешать, добавить по вкусу сахар и соль. Заправить растительным маслом.

Рецепт 9. Летний салат из моркови и горошка

  • свежий зеленый горошек – 200 г
  • растительное масло – 30 мл
  • морковь, — 100 г
  • лук репчатый – 50 г
  • лимонный сок – 1 столовая ложка
  • кочан салата – 1 штука

Довести до кипения подсоленную воду. Добавить горошки и вновь прокипятить в течение 5 минут. Морковь порезать соломкой (если вы любите морковь, то можно приготовить корейские салаты ), а лук порезать кольцами .

Разогреть масло на сковороде, затем поджарить лук с морковью, постоянно перемешивая. По вкусу посолить. Добавить лимонного сока с горошком. После обжарки выложить все на тарелку и украсит листьями салата.

Очень просто сделать запас своего собственного зеленого горошка. Такой консервированный горошек домашнего производства будет храниться около года в холодном месте: погребе или холодильнике. Горошек можно вырастить на даче, либо купить в сезон его созревания на рынке.

Прежде чем начинать процесс готовки, тщательно вылущиваем горошины из стручка. Кладем затем в подсоленную кипящую воду и кипятим в течение 5 минут. Далее сливаем воду, промываем горошек.

Следующим этапом надо простерилизовать банки емкостью 0.5 литра. В них укладываем горошек и заливаем кипятком с солью – 1 столовая ложка соли на 1 литр воды. Потом обязательно добавить уксусной эссенции – четверть чайной ложки.

Теперь банки надо закрыть крышками. Им необходимо дать остыть, а затем поставьте их в погреб или на нижние полки холодильника. Такой зеленый горошек будет не хуже, чем в магазине, даже вкуснее!

Читать онлайн «Последние и первые» автора Берберова Нина Николаевна — RuLit — Страница 22

— Знаешь, что? — говорит вдруг Наташа, — закажем яичницу.

Берта улыбается мелкими ровными зубами, кивает. Да, это лучшее, что можно придумать. Еще хорошо бы заказать пива.

Анри стелет салфетку, со звоном и грохотом бросает вилки, перец, хлеб; пиво, как лед; яичница стрекочет на сковородке. Девушки начинают есть так, как научились здесь, в Париже, где жизнь трудна и сурова: чтобы ни одна крошка не пропала даром, чтобы все, за что будет заплачено, прошло бы в их пищевод, в их кровь.

— Может быть заказать салат? — спрашивает Берта.

Им подают салат и к нему судок с маслом, уксусом и горчицей. Ах, какое утешение самим заправлять салат! Только надо быть осторожной, чтобы ни один листик не выпал из белой, прохладной мисочки.

Дверь распахивается; отряхивая маленький зонтик, горделиво и весело входит Меричка.

— Здравствуйте, Анри, какая противная погода! Берта, ты уже здесь, ты ужинаешь? Да что у вас за лица?

Ах эта Меричка, ничего от нее не скроешь!

Она расстегивает шубку и показывает новое платье, фисташковое, с оборкой и серебром — чудное платье! восхитительное! Она сегодня в нем пела, и смотрите, туфли к нему подошли, как нельзя лучше, старые, позапрошлогодние туфли, за семьдесят франков куплены, — есть такое место.

Ах, эта Меричка, никого-то у нее нет, какая она счастливая!

Она крутится у столика так, что все начинают на нее смотреть: и господин с дамой, и тот, что один, и те двое мужчин (ни одного из них нельзя назвать господином), что сидят рядом, давно молчат и слушают.

Наконец, Меричка садится.

— Начнем ужинать сызнова, говорит она и стучит агатовым кольцом о столик. Для начала она велит убрать грязную посуду и платит за пиво, яичницу и салат Берты и Наташи. Потом долго читает засаленную карточку и выбирает самое необыкновенное блюдо.

— Они вывезли пианино, — говорит Берта, все еще о своем, — то самое пианино, Наташа. — Там одно «ре» было с трещинкой, и когда она играла Листа (в черном фартуке и с косой) оно рассеивало ее. Пианино вывезли, а косу отрезал парикмахер.

Мужчины уставились на них и не сводят глаз. Провинциалы какие-то! Лучше не смотреть в их сторону. Только Наташа время от времени поднимает глаза, ей почему-то приятно смотреть на того, что помоложе; у него по шву распоролся пиджак на плече, тесен он ему, что ли?

И тогда походкой легкой, с лицом печальным и неподвижным, входит в «Занзибар» Нюша Слетова. На ней кротовая шуба — единственное что есть у нее на целом свете. Она глазами обводит ресторан и видит всех, кого ей надо видеть.

— Анри, — говорит она, еще ни с кем не поздоровавшись, — сдвиньте эти два столика. Алеша, познакомьтесь с Меричкой, Бертой и Наташей. И вы, Илья…

Вслед за Нюшей входят еще трое, они тоже из «Aux horomes des Boyards», один из них с гитарой. И тогда придвигают третий столик, чтобы всем было куда сесть. Шайбин решается, наконец, сказать «здравствуйте».

Он сам бы, конечно, не пришел сюда, в эту ночь, в эти огни, это Илья привел его. Илья так и сказал: «Нюша назначила мне свидание», — и этим с самого начала дал цель и смысл всему проведенному вместе вечеру. Сперва они довольно долго просидели у Шайбина в номере, почти разговаривая, куря и читая вечернюю газету. Потом, в сильнейший дождь, они вышли, проблуждали по бульвару, пока не вымокли. В первом часу пришли они в «Занзибар» и здесь долго слушали всхлипывания двух девушек и их русские разговоры. Илья, со вспухшей жилой посреди лба, сидел неподвижно, в рассянности, уставившись в лицо Наташе — что так ее смущало. Шайбин пил и постепенно бледнел, морщины, шедшие от крыльев тонкого носа его к подбородку, делались похожими на два черных шнурка. Эти разговоры, эти жалобы, были здесь те же, что и три года назад. Да и как могли они измениться? Здесь никто друг другу помочь не мог.

Те, что пришли вслед за Нюшей, все трое были заняты гитарой, которую один из них держал у живота. Это был человек, когда-то известный в России; его тяжелый нос и огромные восточные глаза украшали обложки цыганских романсов. Сейчас от лица старого спившегося человека остались одни густые, поднятые над переносицей с особым, трагическим выражением брови. Цвет лица у него был темнооливковый, громадная нижняя челюсть напоминала челюсть мертвой лошади, вместо голоса изо рта его исходил хриплый шепот, то высокий, то низкий, какого требовала нескончаемая мелодия, полная лирических фермато.

Двое, пришедших с ним, один — в черкеске, с красным лицом, сильно выпивший, в нечищеных чувяках, другой в смокинге, по всей видимости, танцор, из тех, которых нанимают за плату, — оба наклонились к нему, полуприкрыв глаза и впивая всею ночной душевной расслабленностью минорные ходы каких-то цыганских вариаций. Певец большими зеленоватыми и сильно волосатыми пальцами перебирал струны, время от времени приостанавливаясь и делая глупое, удивленное лицо: иш, мол, как оно вышло! Словно на его блестящем веку ему ни разу не случалось брать именно этого аккорда, не случалось идти этим рядом щемящих душу звуков.

— в десятый раз повторил он хрипло, и на длинном лице его опять и опять отразилось волнение, из мутных глаз готовы были потечь слезы.

— Ах, ты черт! А ну-ка еще раз, Карпуша! — шмыгая носом вскрикивал человек в черкеске. — И до чего это тонко сказано: в один аккорд с гитарой слил! Ведь это даже не всем понятно, а? Правду я говорю, Леша? Не всем понять, какому-нибудь грубияну не понять: нужны были десятки поколений с аристократическим вкусом всего эдакого носового, глазового, ротового, чтобы я мог это понять!

Эта речь окончательно заглушила голос Карпуши, он и не пытался бороться с черкеской.

— Был голос, да нету больше голоса, братцы, — поник он внезапно, и в минутной тишине раздался глубокий, уже почти старческий вздох.

Но из сидевших рядом никто на этих троих не обращал внимания. Девушки не сводили с Ильи глаз — всем троим он сразу ужасно понравился. Нюша распахнула шубу, от нее слишком сильно запахло духами.

— Вот это Илья Горбатов, — сказала она, указывая на Илью пальцем. — У него оттого такое румяное лицо, что он все морковь ест. Он кроме того знает, как сделать счастливым. Вы бы Илья, торговали рецептами «в чем счастье», деньги бы нажили.

Меричка засмеялась — и нельзя было сказать, искренне ей весело, или она притворяется: так хорошо она это делала.

— А мы разве не знаем? — воскликнула она сквозь смех. — Берта, мы тоже могли бы торговать рецептом.

— А это вот — Алексей Иванович Шайбин, — опять сказала Нюша, — он ничего не знает и знать не хочет, и до рецептов ему дела нет.

Шайбин сидел рядом с Ильей и, как и тот, ничего не ответил. Он только стремительно опустил напряженный взгляд, чтобы не догадались, что он все это время думал о другом.

— Помните, — сказал он наклоняясь к Илье очень тихо, но так, словно никого вокруг не было, — помните, я вас в вагоне спросил: что вы с ней будете делать, в случае, если я соглашусь? Вы мне не ответили.

Илья медленно повернулся к нему, лицо его потемнело.

— Не вам ее тащить на себе отсюда, — сказал он, едва разжав губы. — Думайте о себе: вам должно быть все равно, что будет с нею, иначе и вы станете ходить сюда с гитарой.

Шайбин побледнел еще больше, девушки смотрели на него с досадой.

— Почему вы приехали из Африки, — спросила Берта, — разве там плохо?

Шайбин не слышал вопроса, Илья ответил за него:

— А вы разве тоже из Африки, коли знаете, что там плохо?

Нюша сдвинула брови.

— Илья скажите им, откуда вы. Карпуша, слушайте! Леша!

— Я из деревни, — сказал Илья с опаской.

— Из какой деревни? — спросила Наташа.

В лице Нюши мелькнуло нетерпеливое желание, чтобы разговор этот наконец «склеился», она почти повелительно смотрела на Илью и вовсе не замечала Алексея Ивановича.

— Что же вы в деревне, на даче жили? — спросил Карпуша, приятно осклабясь.

Последние и первые (22 стр.)

— Может быть заказать салат? — спрашивает Берта.

Им подают салат и к нему судок с маслом, уксусом и горчицей. Ах, какое утешение самим заправлять салат! Только надо быть осторожной, чтобы ни один листик не выпал из белой, прохладной мисочки.

Дверь распахивается; отряхивая маленький зонтик, горделиво и весело входит Меричка.

— Здравствуйте, Анри, какая противная погода! Берта, ты уже здесь, ты ужинаешь? Да что у вас за лица?

Ах эта Меричка, ничего от нее не скроешь!

Она расстегивает шубку и показывает новое платье, фисташковое, с оборкой и серебром — чудное платье! восхитительное! Она сегодня в нем пела, и смотрите, туфли к нему подошли, как нельзя лучше, старые, позапрошлогодние туфли, за семьдесят франков куплены, — есть такое место.

Ах, эта Меричка, никого-то у нее нет, какая она счастливая!

Она крутится у столика так, что все начинают на нее смотреть: и господин с дамой, и тот, что один, и те двое мужчин (ни одного из них нельзя назвать господином), что сидят рядом, давно молчат и слушают.

Наконец, Меричка садится.

— Начнем ужинать сызнова, говорит она и стучит агатовым кольцом о столик. Для начала она велит убрать грязную посуду и платит за пиво, яичницу и салат Берты и Наташи. Потом долго читает засаленную карточку и выбирает самое необыкновенное блюдо.

— Они вывезли пианино, — говорит Берта, все еще о своем, — то самое пианино, Наташа. — Там одно «ре» было с трещинкой, и когда она играла Листа (в черном фартуке и с косой) оно рассеивало ее. Пианино вывезли, а косу отрезал парикмахер.

Мужчины уставились на них и не сводят глаз. Провинциалы какие-то! Лучше не смотреть в их сторону. Только Наташа время от времени поднимает глаза, ей почему-то приятно смотреть на того, что помоложе; у него по шву распоролся пиджак на плече, тесен он ему, что ли?

И тогда походкой легкой, с лицом печальным и неподвижным, входит в «Занзибар» Нюша Слетова. На ней кротовая шуба — единственное что есть у нее на целом свете. Она глазами обводит ресторан и видит всех, кого ей надо видеть.

— Анри, — говорит она, еще ни с кем не поздоровавшись, — сдвиньте эти два столика. Алеша, познакомьтесь с Меричкой, Бертой и Наташей. И вы, Илья…

Вслед за Нюшей входят еще трое, они тоже из «Aux horomes des Boyards», один из них с гитарой. И тогда придвигают третий столик, чтобы всем было куда сесть. Шайбин решается, наконец, сказать «здравствуйте».

Он сам бы, конечно, не пришел сюда, в эту ночь, в эти огни, это Илья привел его. Илья так и сказал: «Нюша назначила мне свидание», — и этим с самого начала дал цель и смысл всему проведенному вместе вечеру. Сперва они довольно долго просидели у Шайбина в номере, почти разговаривая, куря и читая вечернюю газету. Потом, в сильнейший дождь, они вышли, проблуждали по бульвару, пока не вымокли. В первом часу пришли они в «Занзибар» и здесь долго слушали всхлипывания двух девушек и их русские разговоры. Илья, со вспухшей жилой посреди лба, сидел неподвижно, в рассянности, уставившись в лицо Наташе — что так ее смущало. Шайбин пил и постепенно бледнел, морщины, шедшие от крыльев тонкого носа его к подбородку, делались похожими на два черных шнурка. Эти разговоры, эти жалобы, были здесь те же, что и три года назад. Да и как могли они измениться? Здесь никто друг другу помочь не мог.

Те, что пришли вслед за Нюшей, все трое были заняты гитарой, которую один из них держал у живота. Это был человек, когда-то известный в России; его тяжелый нос и огромные восточные глаза украшали обложки цыганских романсов. Сейчас от лица старого спившегося человека остались одни густые, поднятые над переносицей с особым, трагическим выражением брови. Цвет лица у него был темнооливковый, громадная нижняя челюсть напоминала челюсть мертвой лошади, вместо голоса изо рта его исходил хриплый шепот, то высокий, то низкий, какого требовала нескончаемая мелодия, полная лирических фермато.

Двое, пришедших с ним, один — в черкеске, с красным лицом, сильно выпивший, в нечищеных чувяках, другой в смокинге, по всей видимости, танцор, из тех, которых нанимают за плату, — оба наклонились к нему, полуприкрыв глаза и впивая всею ночной душевной расслабленностью минорные ходы каких-то цыганских вариаций. Певец большими зеленоватыми и сильно волосатыми пальцами перебирал струны, время от времени приостанавливаясь и делая глупое, удивленное лицо: иш, мол, как оно вышло! Словно на его блестящем веку ему ни разу не случалось брать именно этого аккорда, не случалось идти этим рядом щемящих душу звуков.

В селеньи, у большой дороги,

Цыганку барин полюбил,

И сердце, полное тревоги,

В один аккорд с гитарой слил,

— в десятый раз повторил он хрипло, и на длинном лице его опять и опять отразилось волнение, из мутных глаз готовы были потечь слезы.

— Ах, ты черт! А ну-ка еще раз, Карпуша! — шмыгая носом вскрикивал человек в черкеске. — И до чего это тонко сказано: в один аккорд с гитарой слил! Ведь это даже не всем понятно, а? Правду я говорю, Леша? Не всем понять, какому-нибудь грубияну не понять: нужны были десятки поколений с аристократическим вкусом всего эдакого носового, глазового, ротового, чтобы я мог это понять!

Эта речь окончательно заглушила голос Карпуши, он и не пытался бороться с черкеской.

— Был голос, да нету больше голоса, братцы, — поник он внезапно, и в минутной тишине раздался глубокий, уже почти старческий вздох.

Но из сидевших рядом никто на этих троих не обращал внимания. Девушки не сводили с Ильи глаз — всем троим он сразу ужасно понравился. Нюша распахнула шубу, от нее слишком сильно запахло духами.

— Вот это Илья Горбатов, — сказала она, указывая на Илью пальцем. — У него оттого такое румяное лицо, что он все морковь ест. Он кроме того знает, как сделать счастливым. Вы бы Илья, торговали рецептами «в чем счастье», деньги бы нажили.

Меричка засмеялась — и нельзя было сказать, искренне ей весело, или она притворяется: так хорошо она это делала.

— А мы разве не знаем? — воскликнула она сквозь смех. — Берта, мы тоже могли бы торговать рецептом.

— А это вот — Алексей Иванович Шайбин, — опять сказала Нюша, — он ничего не знает и знать не хочет, и до рецептов ему дела нет.

Шайбин сидел рядом с Ильей и, как и тот, ничего не ответил. Он только стремительно опустил напряженный взгляд, чтобы не догадались, что он все это время думал о другом.

— Помните, — сказал он наклоняясь к Илье очень тихо, но так, словно никого вокруг не было, — помните, я вас в вагоне спросил: что вы с ней будете делать, в случае, если я соглашусь? Вы мне не ответили.

Илья медленно повернулся к нему, лицо его потемнело.

— Не вам ее тащить на себе отсюда, — сказал он, едва разжав губы. — Думайте о себе: вам должно быть все равно, что будет с нею, иначе и вы станете ходить сюда с гитарой.

Шайбин побледнел еще больше, девушки смотрели на него с досадой.

— Почему вы приехали из Африки, — спросила Берта, — разве там плохо?

Шайбин не слышал вопроса, Илья ответил за него:

— А вы разве тоже из Африки, коли знаете, что там плохо?

Нюша сдвинула брови.

— Илья скажите им, откуда вы. Карпуша, слушайте! Леша!

— Я из деревни, — сказал Илья с опаской.

— Из какой деревни? — спросила Наташа.

В лице Нюши мелькнуло нетерпеливое желание, чтобы разговор этот наконец «склеился», она почти повелительно смотрела на Илью и вовсе не замечала Алексея Ивановича.

— Что же вы в деревне, на даче жили? — спросил Карпуша, приятно осклабясь.

— Нет, я там круглый год живу.

— Нет, я работаю там.

Опять все замолчали; Карпуша любезно сказал «а мы — здесь», и опять взялся за гитару. Но Нюша заставила его притихнуть.

— Да кто вы такой? — спросила Меричка.

— Я — фермер. — Илья вдруг смутился и покраснел.

Ссылка на основную публикацию